Часть Первая.
До Посадки.

Вернуться к содержанию

Глава 7.

И еще об Американском Футболе и Кинематографе.

Владелец нашумевшей команды «Черный шторм» Михаил Зальцман в интервью Eurosport.ru рассказал о том, как сделать в России конкурента НФЛ, как русский игрок не доехал до США из-за Эдварда Сноудена, как Германия подсела на историю про Тима Тибоу – и как снять фильм о Льве Яшине, обладая всеми правами и отбиваясь от конкурентов.

Владелец ставшего чемпионом России «Черного шторма» – личность весьма примечательная. Бизнесмен Зальцман начинал с футбола обычного, играл в академии «Динамо», а затем оказался в США и влюбился в американскую версию игры. Теперь он заключает пари с послом США, считает, что американский футбол обязательно станет популярнее европейского, но продолжает вести проекты и в привычном для россиян виде спорта, из-за чего сейчас конфликтует с руководством московских динамовцев. Обо всём этом он рассказал Eurosport.ru.

– Когда и как вы заинтересовались американским футболом?

– Я в детстве занимался обычным футболом в юношеской академии «Динамо», мне вообще нравился и сейчас нравится этот вид спорта. Но в 1996 году я приехал в США и увидел матч по американскому футболу/ Уже не помню, кто с кем играл, но матч был потрясающий. Похож на недавнюю встречу «Денвера» и «Далласа». Дело даже не в атмосфере на трибунах – я вообще такой человек, которому всё равно, что вокруг происходит. Игра была захватывающей. Потом я начал разбираться и понимать правила. Поймал мяч – хорошо, и тому подобное. До этого я, как и другие наши зрители, ничего не понимал в происходящем. Сейчас я, как человек, который понимает и любит английский футбол, заявляю, что американский гораздо зрелищнее.

– Почему?

– Во-первых, есть третий даун. Розыгрыш, после которого всё станет ясно – или ты продолжаешь атаковать, или всё, конец. Таких моментов происходит в игре огромное количество. В обычном футболе игрок может мастерски обыграть трех человек команды соперника, потом дать пас назад, и все трое обведенных уже вернулись на свои места. И зачем ты их сейчас обводил, спрашивается? В американском футболе же каждое твое действие результативно, будь то пас, ловля или силовой прием. Всё засчитывается и идет в плюс. Это мне очень нравится. Большие паузы? Про большие паузы говорят люди, которые ничего не понимают в американском футболе. В английском футболе, если какая-то из команд ведет в счете, то там тоже пауз хватает. Удар по воротам, мячик куда-то улетел, и пока вратарь его выбьет, ты будешь ждать еще больше, чем в американском футболе. Пока там кто-то сбегает, кто-то шнурок завяжет… Здесь же есть постоянное напряжение последней атаки, в частности потому, что время чистое. А чистое время затянуть, естественно, невозможно.

– Название «футбол» вообще подходит к этому виду спорта? Там же по мячу бьют раза по четыре за четверть.

– Это же вопрос понятий. Я не могу сказать, что американский футбол – это моя жизнь. У меня больше интересов скорее в футболе европейском. Но я считаю, рано или поздно то, что сегодня называют футболом, будет либо «английский футбол», либо «соккер». Не знаю, когда – через 10, 20 или 40 лет, но я на сто процентов уверен, что американский футбол станет популярнее европейского. И вот когда это произойдет, встанет вопрос с терминологией. Уже сейчас американский футбол имеет огромный успех в Европе. В той же Франции рейтинги матчей НФЛ сравнимы с рейтингами встреч Лиги чемпионов. В Германии то же самое. Залезьте в твиттер, почитайте сообщения Нобеля Арастумяна или Алексея Андронова во время матча «Баварии» против ЦСКА. Они же писали, что у них все немецкие журналисты по ходу этой игры спрашивали только о Тиме Тибоу. Казалось бы, Лига чемпионов, «Бавария»… О чем спрашивать российских журналистов и комментаторов?

– Содержать команду по американскому футболу в России – это дорого?

– Смотря как содержать и что делать. Например, каждая из последних двух московских игр обошлась нам в 200 тысяч долларов. Но зато все посмотрели, как можно красиво сделать игры по американскому футболу в России. А если просто поддерживать команду на плаву – наверное, 100 тысяч долларов в год вполне хватит. У многих других команд даже нет владельцев. Там просто ребята занимаются американским футболом и всей организационной деятельностью. Есть ветераны – они номинальные владельцы.

– Очень интересует уровень организации чемпионата России.

– Мы часто шутим: знаете, чем раньше часто заканчивались матчи первенства? Свет выключался, потому что аренда маленького районного стадиона заканчивалась. С этой точки зрения, недавний полуфинальный матч против «Патриотов» мы организовали на уровне НФЛ. У нас было 52 камеры, мы снимали в четырех разных режимах, чтобы иметь возможность делать замедленные повторы. Телевизионный рейтинг был безумный. Очень много людей посмотрело. Там же было три скандала: скандал с Тибоу, скандал с президентом «Динамо» Геннадием Соловьёвым, который сказал, что из-за нас стадион арендовать не может, и скандал с религиозными организациями. Двадцать православных организаций различных против нас выступили…

– Вам это сильно помогло?

– Конечно, помогло. Приглашение Тибоу делалось с целью популяризовать американский футбол в России. Мы надеялись, что люди насладятся игрой Тима и заодно за счет этого американский футбол в России станет намного популярней. А два скандала, произошедшие потом, нами, естественно, никак не планировались, но случайно распиарили игру еще больше. Черный пиар – в конце концов, тоже пиар. На сайтах было много отзывов на призывы не идти на игру, и люди в комментариях писали что-то типа «не знал, что такое американский футбол, а теперь схожу посмотрю». Когда мы начали историю с Тибоу, рассчитывали взорвать медиа-пространство и привлечь внимание российского зрителя к нашему виду спорта. В результате в России это событие было громким, но в меру. А в Америке узнали все! Мне Василий Уткин как-то сказал: «Вы молодцы – взорвали всю страну. Но не ту». Василий мониторит американскую прессу. Про это событие написали абсолютно все серьезные издания Америки, а многие поместили новость на обложку.

– Уткин следит за чемпионатом России по американскому футболу?

– Он оказал огромную помощь нашему американскому футболу и поверил в потенциал телевизионных трансляций российских матчей. Именно он предоставил возможность показать главную игру регулярного чемпионата между «Черным Штормом» и «Московскими Патриотами» в прямой трансляции на НТВ-Плюс 24 августа. Мы все очень благодарны Василию за то, что впервые широкая зрительская телеаудитория смогла увидеть лучших игроков страны. И команды не подвели. Это была, наверное, лучшая игра за всю историю американского футбола в России. Интересная, напряженная, с прекрасными отдельными моментами. Исход поединка определился только в последние три секунды.

" Если бы не история со Сноуденом, в НФЛ уже был бы российский игрок"

– Что можно выжать из этой популярности, которая появилась в США? Игроков, может быть, приглашать будет проще?

– У меня есть одна мысль. Сейчас я вам расскажу, что я хочу сделать. Это не значит, что мы это обязательно сделаем, но есть такая идея. Была когда-то попытка сделать европейский вариант НФЛ, это всё оплачивали сами американцы. Именно с этого началась популяризация американского футбола в той же Германии, когда они там чуть ли не достигли популярности футбола европейского. Но тогда все немножко недобежали. НФЛ прикрыла финансирование, и всё это заглохло. Мы хотим начать заново. Сделать лигу, где будут команды, представляющие российские города, но играть там будут лучшие игроки со всего мира. В НФЛ далеко не всегда играют лучшие – есть миллион разных причин, почему очень талантливые футболисты не попадают туда. Мы будем подбирать всех их. И я очень надеюсь, что за десять лет мы станем не менее известной лигой, чем НФЛ. И вначале наш русский Рашн Боул будет не менее популярным, чем Супер Боул. А чуть позже титул чемпиона мира будет оспариваться в игре между победителями Рашн Боул и Супер Боул.

– Это будет лига без ограничения на легионеров и с профессиональными контрактами?

– Можно и так сказать. Там будет 12 команд. Сейчас те копейки, которые мы платим даже легионерам, не могут считаться хорошими деньгами. И уж тем более не сравнимы с тем, что платят в НФЛ. Но кроме Америки и играть-то негде. Мы же будем предоставлять возможность играть. Японцы, итальянцы, мексиканцы – пожалуйста. В Мексике, кстати, очень много просто сумасшедших игроков. В Японии есть игроки, по сравнению с которыми американцы рядом не валялись. Что говорить, любой сумоист – это готовый игрок в американский футбол для позиции «центр». В этих странах очень много игроков, а не просто единицы, как в России.

– Если будет много иностранцев – это как-то ударит по местам в командах русских игроков?

– Я вообще не собираюсь вводить лимиты на иностранцев. Пусть хоть все 50 человек, выходящих на поле, будут из других стран. Но зато если один, два или десять из них будут россиянами – это значит, что они действительно заслужили. Кстати, вы зря думаете, что среди наших нет игроков высокого уровня. Дениса Краснова из нашей команды взяли в этом сезоне в НФЛ, и если бы не ситуация со Сноуденом, уже в 2013 году он бы стал первым русским в американской лиге. До этого играли только дети выходцев из России. В апреле три команды хотели Дениса, и надо же было выбрать именно ту, которая в рамках своего статуса в Америке никак не могла выпустить Краснова на поле в процессе ситуации со Сноуденом. Но ничего в следующем году заиграет. Есть еще несколько ребят, которые хоть сейчас могли бы заиграть в НФЛ.

– Американский посол Макфол посещает матчи чемпионата России?

– Он бешеный фанат американского футбола, болеет за «Сан-Франциско». Приезжает – и достаточно часто. Все большие матчи посещает обязательно. Обычно он должен приезжать минут на пять-десять из-за своей занятости, но всегда уезжает часа через два после окончания матча. Смотрит игру, а потом еще обсуждает перипетии. Мы с ним поспорили перед этим сезоном о том, что «49-е» будут играть намного хуже. И пока это так.

– Для реализации задумки с российской лигой нужно найти много партнеров…

– Сейчас как раз проводим работу в этом направлении. Ведем переговоры с некоторыми американскими фондами.

– Американцы заинтересованы в этом?

– Очень. Матчи с «Патриотами» – это наша визитная карточка. Мы показали, как это может быть. Показали американцам, что мы можем. Нам на создание и функционирование лиги нужны очень серьезные вложения. Это сумма не менее пяти миллионов долларов в год. Если мы с моими партнерами дружно скинемся – наберем денег максимум на один год. Не хочется повторить путь европейской НФЛ и бегать после первого года в поисках средств. Это долгосрочные планы. Наша мечта – это лига, в которой будут играть лучшие игроки мира, не пробившиеся в НФЛ. Все, кто приедет, скорее всего, найдут себе место. В США мест мало, а игроков много. А у нас наоборот. И все поедут, потому что им некуда ехать. Тот же Тибоу отказался от игр в нашей команде, и всё – весь сезон будет отдыхать. Даже в новостях про него не слова не увидишь.

– Вы уверены, что организовать такую лигу реально? Больше напоминает мечту.

– Я уверен, что это можно сделать. Всё упирается во время и деньги. Этим нужно заниматься конкретно – и заниматься, условно, следующие десять лет только этим и больше ничем. Вот к этому решению лично я пока не готов вне зависимости от того, найдем ли мы на проект деньги. С одной стороны, конечно, настоящая лига американского футбола – это то, ради чего стоит работать. С другой стороны, повторюсь, начать заниматься лигой – это значит, что следующие десять лет я ничем больше не занимаюсь. В общем, пока думаю.

– Почему в Штатах так много зрителей приходит на матчи университетских команд?

– Потому что многие считают это более интересным. У профессионала из НФЛ, помимо футбола, есть еще много, о чём подумать. Будет человек с зарплатой в 10 миллионов долларов в год лишний раз рисковать здоровьем? Зачем ему лететь на безнадежный мячик? У игроков в колледжах, кроме футбола, других забот нет, и они себя не берегут. Поэтому многие болельщики в Америке вообще не смотрят профессиональный спорт, а предпочитают следить за студенческими играми. И у нас будет то же самое. Игры будут интереснее. Никто не собирается здесь платить игроками огромные деньги. Хочешь – вот тебе квартира, вот пара тысяч долларов на жизнь, играй. Не хочешь – всего доброго.

" Министерство культуры и ВТБ-Арена пытаются освоить бюджетные деньги"

– Давайте поговорим о футболе обычном. Что у вас за проект с фильмом о Яшине?

– У меня с «Динамо» идет страшнейший скандал по поводу фильма о Льве Яшине. А тут еще эта история с ареной имени Эдуарда Стрельцова. Я теперь всем говорю коронную фразу: «Как им можно доверять снимать фильм о Яшине, если они стадион снять не могут?»

Моя команда готовила этот фильм около десяти лет. Мы подписали эксклюзивные коммерческие контракты со всеми игроками того времени, кто в 2003-м году был жив. Игроками «Динамо», «Спартака» и сборной. Понимаете, последний раз «Динамо» становилось чемпионом страны в 1963 году. Там еще была победа в 1976-м, но это был весенний чемпионат… В общем, ни о чем, этот год считать нельзя. Клуб уже 50 лет не может стать чемпионом. И все динамовские регалии последних 50-и лет завоевало фактически одно и то же поколение игроков. Десять лет назад нам пришла в голову идея снять фильм об этих людях. Мы десять лет всё готовили, голливудские художники-постановщики работали над картинкой, лучшие каскадеры страны делали раскадровки вместе с героями нашего фильма. Василий Уткин, Алексей Андронов и многие другие помогали выбирать ракурсы для съемок.

– Почему такой долгий срок – десять лет?

– Так вышло. Мы же тоже не с утра до вечера этим занимались. Замысел был в том, чтобы снять фильм в 2010 году – к 50-летию победы на чемпионате Европы-1960. Это идея еще Озерова, который когда был жив, горел мыслью снять фильм о той сборной. Что происходит дальше? Один из наших сценаристов дозванивается по прямой линии до Путина и предлагает сделать такое кино. Путин говорит: «Давайте». Мы все в восторге. Тут вдруг появляется фирма «Централ Партнершип» и говорит, что тоже готовит фильм. Взглянул на их сценарий – полный ужас! Факты перепутаны, Метревели путают с Месхи, у Яшина в школу ходит неродившаяся дочка… Полный бред. Они еще сказали, что договорились с актером Максимом Матвеевым, что он у них будет играть. Сам Матвеев сразу заявил, что никакого отношения к этому фильму не имеет и первый раз слышит об этом. А потом с очень жестким письмом к «Централ Партнершип» выступила один из консультантов нашего фильма – жена Валентина Козьмича Иванова, известная гимнастка Лидия Гавриловна Иванова. Вроде после этого «Централ Партнершип» успокоился и отменил проект.

Там еще такая история была: когда умер болельщик «Спартака» Егор Свиридов, то Путин на похоронах пообещал, что снимут фильм о нашей победе. А она только одна – в 1960-м. И единственная команда, владеющая правами на этот фильм и сохранившая информацию – это наша команда. И многие игроки, которые помогали нам готовить фильм, к сожалению, уже не с нами. В частности Владимир Маслаченко, второй вратарь сборной, который очень сильно помог нам в подготовке фильма. Так вместо нас сняли фильм «Матч» – просто ужасный фильм с футбольной точки зрения. Я чуть не расплакался, когда его увидел – ну просто бред. Зато на этом заработали огромное количество околокиношных чиновников.

– У вас эксклюзивные права на съемки наших ветеранов в фильме?

– Да, абсолютно верно. Единственный, с кем у меня нет эксклюзива – это Никита Павлович Симонян. С ним неэксклюзивный контракт в связи с тем, что он планирует участвовать в проекте о братьях Старостиных. Со всеми остальными – эксклюзив.

– Причем же здесь «Динамо»?

– Возвращаясь к «Динамо». Вдруг откуда не возьмись появляется компания «ВТБ-Арена», совладелец «Динамо», и говорит: фильм будем делать мы. Я им отвечаю, что у меня договоры со всеми игроками «Динамо» и сборной того времени – вы не можете делать этот фильм. Сейчас они мучают жену Яшина Валентину Тимофеевну, чтобы как-то подписала с ними контракт. Слава богу, пока она ничего не подписывает. Но независимо от этого, если даже каким-то образом Валентину Тимофеевну домучают, она, к сожалению (или к счастью), ничего не понимает в футболе и никогда не понимала. Строить весь фильм на еще не взятых комментариях Валентины Тимофеевны – это как минимум неправильно. И потом, давайте взглянем на людей, делающих этот фильм – это та же замечательная команда, которая непонятно куда угрохала десять миллионов евро, сняв «Гагарин. Первые в Космосе». Фильм получился, мягко говоря, не очень. В прокате, естественно, он провалился и не мог не провалиться.

С одной стороны, наша страна пытается бороться с попытками нарушить авторское право. С другой, люди, стоящие на страже государственных денег, внаглую тратят их черт знает как и при этом еще нарушают все конвенции. Мне уже не раз предлагали продать мой сценарий фильма о Яшине и контракты с динамовскими ветеранами. Предлагали большие деньги – такие, что можно было бы уже спокойно создать российскую лигу по американскому футболу. Я не продаю, потому что знаю, что снимут плохо и все средства разворуют. А для меня это дело жизни.

Кроме ВТБ отметилось министерство культуры. Объявило тендер на написание сценария фильма о Яшине. Стоимость тендера – 20 миллионов рублей. Некие люди получают эти деньги и начинают звонить ветеранам, с которыми у меня контракты. Они говорят, мол, куда вы лезете – вот человек, который это всё делает. Как можно писать сценарий про живых людей, не договорившись предварительно с ними? И здесь ведь берутся государственные деньги. И непонятно кому непонятно за что платятся огромные средства.

– Вы можете сами снять фильм без государственной помощи?

– У меня таких денег нет – без государственного финансирования никак. У нас есть всё: сценарий, раскадровки, всё расписано по минутам, всё готово к началу съемок. К чемпионату мира-2018 можно было бы сделать мировую премьеру. И показывать фильм по всему миру, чтобы все знали, как в нашей стране играли в футбол. Вместо этого министерство культуры и «ВТБ-Арена» каждый по-своему пытается освоить деньги, и плевать им на хороший фильм и нашу историю.

Оригинал статьи взят с сайта eurosport.ru:
http://www.eurosport.ru/american-football/story_sto3963205.shtml